Ученые приблизились к разгадке феномена «сонной деревни» в Казахстане

Казахстанские ученые близки к разгадке феномена «сонной деревни» Калачи на востоке страны.  Дело в том, что местные жители, начиная с 2013 года, время от времени погружались в сон — на три-четыре дня, а иногда даже на неделю. Какой вердикт вынесли специалисты и насколько безопасно оставаться жить в Калачах? В общей сложности Любовь Васильевна проспала несколько недель, и ведь она не одна такая. Село Калачи в Казахстане журналисты прозвали «Сонным царством». Мужчины и женщины, пенсионеры и школьники, местные и приезжие — загадочная болезнь с 2013 по 2015 годы косила всех без разбора. «Помню, что зашла домой. Больше ничего не помню. Только по рассказам помнила, врачей даже не помнила. Я из больницы выписывалась, тогда еще даже ничего не помнила. Дома я еще неделю отходила. Каждый день боишься, если получится своими силами, уедем отсюда, если нет, не знаю, что будет», — говорит Ольга Самусенко. Вот и стали Калачи похожи на город-призрак. Населенный пункт признали бесперспективным и для жизни непригодным. Выделили деньги на расселение, но до адресатов они так и не дошли — все, как в страшном сне. Ученые тоже выдвигали самые невероятные версии, вроде той, что из-за печного отепления в воздухе мало кислорода или, наоборот, много другого газа — радона. «Здесь добывали когда-то уран. Больше здесь ничего поблизости такого нет. Все кинулись, что это с шахтой связано», — заявил Александр Рац. Так бы и терялись в догадках, если бы не профессор Байрон Крэйп. Вот он в широкополой шляпе со стаканчиком кофе в руке рассуждает о высоком, прогуливаясь по Назарбаев-университету. Ничего нового изобретать не стал. Просто сравнил, как жили те, кто засыпал, и все остальные. Оказалось, заболевшие — из одной скважины воду пили, а она, очевидно, была с вредными примесями. «Химикаты могли попасть в состав питьевой воды, например, через урановые рудники, заброшенные с конца 80-х годов. Военные могли использовать месторождения как стихийные свалки. Отходы часто выбрасывали в бочках. Металл со временем ржавеет, бочки дают течь, в итоге яд может попадать в грунтовые воды», — сказал профессор Назарбаев-университета Байрон Крэйп. Но ведь пробы воды ученые брали не раз и никаких опасных примесей не обнаружили. «Сомнения у меня вызывают, конечно, некоторые загрязнители химического естественного свойства, которые якобы где-то хранили, а потом они действовали на людей так избирательно. У меня есть некоторые сомнения, потому что нигде не видно было результатов анализов, если бы хотя бы кто-то показал результаты анализов, было бы проще об этом рассуждать», — уверен председатель технического комитета «Качество воды» Росстандарта Георгий Самбурский. Проверить гипотезу профессора Крейпа и правда пока проблематично. Спускаться в заброшенные шахты людям опасно. Поэтому казахские ученые решили создать специальный дрон. Но обнаружат ли с его помощью ядохимикаты — большой вопрос. Токсины могли просочиться в землю еще глубже — ниже уровня подземных вод. По крайней мере, этим специалисты объясняют то, что в 2015 году Каланчи «проснулись». За 5 лет в деревне не зафиксировано ни одного случая загадочной болезни. Правда, вопросов от этого меньше не стало. Матвей Шестаков, Филипп Швырев, «ТВ Центр».

Самое интересное

Новости партнеров

ТемыВсе темы