Рябцев: все усилия при СССР по восстановлению редких животных сведены на нет охотниками и браконьерами

Суд сейчас рассматривает дело о незаконной добыче 6 лосей в Ленинградской области. Типичный случай браконьерства, один из огромной их массы. После распада СССР скачок браконьерства был столь огромен, что на обширных территориях копытные почти исчезли. Особенно показательна ситуация с сайгаком. За несколько лет были уничтожен более чем полувековые усилия по его сохранению. Численность скатилась к катастрофически низкому уровню, примерно такому же как в 1920-х гг. Напоследок добрались и до популяции северного оленя на Таймыре. Составляла более миллиона, в последние годы сокращена в несколько раз. На большей части страны браконьерство с начала 1990-х приобрело повсеместный и массовый характер и с тех пор препятствует восстановлению численности копытных. Хотя в официальных кругах вину за очень низкую их плотность принято возлагать на волка. Но удивляться такому положению дел не приходится. Никогда еще у населения не было на руках такого количества современного стрелкового оружия. И что еще важнее — такого количества внедорожников — джипов и уазиков, квадроциклов, моторных лодок и катеров, снегоходов. У кого-то есть даже вертолеты, приборы ночного видения, тепловизоры. Много десятилетий в стране не была столь низка, как сейчас, «законопослушность» населения. При том, что и законы стали беззубы, по сравнению с прежними временами. В СССР в у браконьеров изымалась не только продукция незаконной охоты, но оружие, орудия лова, а главное — использовавшийся транспорт (как наземный, так и водный). Сейчас почти ничего не изымают. Да и кому этим заниматься? К примеру, в Сибири число охотинспекторов столь незначительно, что встреча с ними в тайге почти столь же маловероятна, как и со снежным человеком. Важнейший аспект — моральная, культурная, интеллектуальная деградация нашего общества, восторжествовавший культ наживы. Что ярко демонстрируют не только браконьеры, но и казалось бы законопослушные охотники. Не знают видов птиц и зверей. Стреляют все подряд, включая краснокнижников, выкладывают фото трофеев в соц. сетях. Пример варварской наживы — уничтожение петлями целых популяций кабарги — ради мускусной железы, а также тысяч медведей — ради желчи, лап. Все это контрабандой уходит в Китай. Туда же уходят и панты таймырских оленей. Все высокие чины, что чиновники, что силовики, теперь стали заядлыми охотниками. Что является маркером принадлежности к элите, доказательством что «жизнь удалась». Но часто эта страсть доводит их до греха. В Иркутской области за десять лет медвежья охота самым пагубным образом сказалась на судьбе аж двух губернаторов. Пора бы уже входить нам всем в разум. И прежде всего — городским охотникам, для которых охота — удовольствие, а не способ выживания

Самое интересное

Новости партнеров

ТемыВсе темы