Непростой компромисс: почему саммит ЕС оказался таким тяжелым

В Брюсселе завершился один из самых долгих и тяжелых саммитов Евросоюза. Почти пять дней лидеры 27 европейских стран согласовывали меры по восстановлению общей экономики. Достигнутые договоренности президент Франции уже назвал историческими. Но многие уверены: непростой компромисс найден лишь на время. В пять утра на пятые сутки саммита — одного из самых долгих в истории Евросоюза — по лентам информагентств наконец разлетаются молнии: 27 стран все-таки договорились как будут бороться с последствиями пандемии коронавируса. Из-за эпидемии, которая еще может захлестнуть Европу второй волной, экономика Евросоюза в этом году потеряет 8 процентов. Колоссальный удар. На смягчение которого решено выделить 750 миллиардов евро. Это деньги единого Фонда восстановления. При этом 390 миллиардов можно будет получить в качестве грантов. Остальные — в виде кредитов. План менее амбициозный, чем его авторы Берлин и Париж предполагали изначально. Но и это — уверяют лидеры двух стран -  уже успех. «Мы удвоим бюджет ЕС в два ближайшие годы. Это тем более значимо, что некоторые страны были намерены сократить свои отчисления в европейскую казну. Теперь они достигнут двух процентов. Если считать проект бюджета и фонд финансовой помощи», — сказал Эммануэль Макрон. «Мы заложили основы финансовой базы Европейского Союза на следующие 7 лет, и в то же время мы дали ответ на величайший кризис, с которым столкнулся ЕС с момента своего создания», — сообщила Ангела Меркель.  Ответ, который дался Европе крайне непросто. На камеры -  улыбки и новые приветственные жесты. Но за закрытыми дверями, по сообщениям источников, атмосфера была настолько напряженной, что потерявший терпение на третьи сутки переговоров президент Макрон стучал кулаком по столу. А днем ранее они вместе с канцлером Меркель демонстративно покинули саммит. Реакцию, как пишут СМИ, вызвала позиция «Скупой четверки». Так теперь называют альянс Нидерландов, Австрии, Дании и Швеции. Страны категорически не хотели безвозмездно помогать больше других пострадавшим от эпидемии Италии, Испании и Греции. Требуя от тех как минимум провести жесткие экономические реформы. Позиция премьера Нидерландов Марка Рютте была настолько категоричной, что в кулуарах саммита его стали именовать «европейским полицейским» и «мистером НЕТ, НЕТ и НЕТ». Их споры с итальянским премьером Конте — пишут СМИ — доходили до такого градуса, что приходилось вмешиваться коллегам.  В итоге компромисс найден: итальянцы получат меньше, чем ожидали, а именно 209 миллиардов. Но без каких-либо дополнительных условий. Еще один конфликт разгорелся уже между западом и востоком. Брюссель решил использовать новый бюджет как шанс надавить на Вышеградскую Четверку. Которая в числе прочего выступает против квот на мигрантов. Чтобы приструнить непокорных, Еврокомиссия условием получения денег из Фонда предложила сделать соблюдение европейского права и приверженность ценностям. И тут уже премьер Венгрии Виктор Орбан грозил в свою очередь применить вето. Но эту проблему, похоже, в очередной раз замели под ковер. Вопрос: надолго ли? После долгой политической битвы, в которую превратился этот саммит, на теле Единой Европы, как пишут СМИ, останутся глубокие раны. Да, решение принято. Но недоверие, непонимание, а порой и откровенное неприятие между севером и югом, западом и востоком Евросоюза никуда не денется. А ведь этот кризис, хоть и стал самым тяжелым со времен Второй мировой, вряд ли будет последним. Екатерина Выскребенцева, «ТВ Центр».

Самое интересное

Новости партнеров

ТемыВсе темы