Как живет одна из самых тяжело пострадавших при пожаре в «Хромой лошади» 10 лет спустя: мы так рады, что Ирина жива

Одна из самых тяжело пострадавших при пожаре в пермском ночном клубе «Хромая лошадь» Ирина Банникова спустя десять лет после трагедии не может самостоятельно передвигаться и разговаривать, просто держать ложку, расчесывать волосы и чистить зубы. Все эти годы за Ириной ухаживает ее мама Татьяна Оборина, о невзгодах и радостях семьи она рассказала Ruptly. Ирина Банникова работала в «Хромой... Еще лошади» администратором. Когда помещение ночного клуба вспыхнуло, она находилась за барной стойкой. Но вместо того, чтобы бежать к выходу, ответственная Ирина бросилась к сейфу: нужно было спасти деньги и документы. Как показали камеры видео-наблюдения, Ирина упала около сейфа, а очнулась уже в больнице. Из огня Банникову вытащил ее коллега Тимур, который потом вернулся в горящие здание клуба за другими, и уже никогда оттуда не вышел. На теле Ирины не было видимых ожогов, однако из-за угарного газа сильно пострадала затылочная часть мозга, отвечающая за движения. Восстановить функции, даже частично, не удалось и спустя десять лет после трагедии, но прогресс все же есть: Ирина стала реагировать на окружающих. «Ирина стала более подвижной, более понимающей, более реагирующей на окружающее, то есть в общем-то то же самое, но она стала понимать очень-очень много, почти все и выдает реакцию: смех, плач конкретный, улыбку, поиск взглядом уже определенных людей. За сыном она любит наблюдать», — рассказывает Татьяна Оборина. Сыну Ирины Кириллу сейчас 11 лет, когда в «Хромой лошади» произошел пожар, мальчику был год и девять месяцев. Он не помнит голос мамы. В мае 2018 года Ирине подарили ноутбук и специальный шлем, при помощи этих устройств парализованные люди могут набирать взглядом текст и общаться с миром. Однако и этому нужно учиться. Как рассказала логопед Ирины Татьяна Машугурова, «к сожалению, клетки коры головного мозга в не очень хорошем состоянии», поэтому на многое надеяться не приходится, но Ирина старается. На удивление родных и врачей «она идет вперед, [хоть и] очень медленно, очень медленно». «Мы видим результаты, видим, как она лучше реагирует на нас, на окружающую действительность. Даже взгляд у нее такой, осознанный уже стал по сравнению с первым разом, когда я с ней встретилась», — добавляет Машугурова. Ирина понемногу учится вновь взаимодействовать с миром, она уже может показать «да» и «нет», а на занятиях с логопедом тренируется «петь» и «читать» стихи. В семье продолжают верить, что чудо возможно, и однажды Ирина восстановится, а главное — она жива, и родные могут быть рядом, могут обнять и поцеловать ее. Татьяна Оборина поддерживает связь с родителями погибших в «Хромой лошади», по ее словам, они до сих пор не могут прийти в себя. «Они мне раньше говорили другие вещи, нехорошие, а сейчас они говорят: «Мы так рады, что Ирина жива осталась. Мы тебе завидуем, что ты можешь обнять своего ребенка, поцеловать, прижать». То есть они тоскуют. 10 лет уже они тоскуют по своим детям погибшим», — рассказывает Татьяна со слезами на глазах.
https://rus.ruptly.tv

Самое интересное

Новости партнеров

ТемыВсе темы