«Бесконечное? Это любовь. Это я тут, я с тобой». Выставка работ подростка с аутизмом

Выставка русско-немецкого художника Мартина Мартиновича, подростка 12 лет, страдающего аутизмом, открылась 29 июня на дизайн-заводе «Флакон» и заняла целых три этажа выставочного пространства. Инсталляция в трех частях объединена общей концепцией взаимодействия человека с внешним миром и носит название «Я тут. Я с тобой». «За первые два дня выставки на «Флаконе» выставку посетила тысяча человек... Еще. Для небольшой выставки не в центре города и даже не в специализированном под выставочное пространство месте, то есть не в музее и не в галерее в помещении, — это очень много. Отзывы самые восторженные», — рассказывает Катя Бочавар, российская художница и куратор выставки. На сегодняшний день для Маркуса Мартиновича это уже восьмая персональная выставка. Показы его работ не раз проходили в России, Германии и Великобритании. Но когда-то, узнав о диагнозе сына, его родители даже мечтать не могли о такой победе! «О том, что Маркус сильно болен, мы узнали практически сразу после рождения, потому что у него очень сильная эпилепсия, с которой мы до сих пор не можем справиться. Мы вышли на качественно лучший уровень, конечно же, но все равно эта проблема остается, и я не уверена, что мы сможем когда-нибудь побороть, но будем стараться. О том, что у него есть расстройство аутистического спектра, мы узнали, когда ему было 6 лет, но для нас это уже не было каким-то травмирующим моментом, потому что мы знали, что ребенок уже особенный, что у него есть сложности», — говорит Наталья Исаева, мама и агент Маркуса Мартиновича. Наталья Исаева уверена, что все дети с подобным диагнозом уникальны, их нельзя сравнивать и пытаться ориентироваться на другие подобные случаи в процессе воспитания и выстраивания коммуникации с ребенком. Это сейчас женщина стала для своего ребенка агентом, а когда-то она просто растила своего мальчика и справлялась с недугом. Однако спустя некоторое время заложенный природой талант раскрылся. «И в 6 лет он вдруг попросил у меня краски и сказал: «Стой, позируй». И первое, что у него получилось, потому что я была уверена, что там ерунда… Я спрашиваю, что ты рисуешь, он говорит: «Я рисую тень матери в окне». Я в 6 лет не рисовала тень матери в окне, и уж, тем более, это не было первым каким-то произведением. А главное, когда я увидела, это была очень простая работа, но с композиционной точки зрения она была просто замечательной: все было очень сбалансировано, очень красиво, очень правильно», — рассказывает Наталья Исаева. Увидев, что работы сына объективно самобытны и глубоки, женщина решила развивать его таланты и отдала его в школу искусств. Однако у Мартина были другие мысли по этому поводу. «Я пыталась влиять, то есть, например, отдавать его в какие-то кружки. Это все время заканчивалось разочарованием. Он отказывается ходить в кружки, он не хочет ни у кого учиться. Ему абсолютно безразлично, что ему говорят, как нужно делать, как не нужно делать. И поэтому… Я не знаю, насколько это повлияло на развитие его пути там по его творчеству. Но он уникален и прекрасен в своей аутентичности. И, наверное, не нарушать его работу — это самая большая помощь для него», — говорит Наталья Исаева. С момента неудачной попытки направить творчества сына в академическое русло женщина больше не предпринимает попыток каким-либо образом давить на него, позволяя ему творить и пытаясь вникнуть в смысл его работ. «Внизу, может быть, вы видели работу, на которой написано «Веди, веди, веди». Мне она, когда я ее увидела, мне показалось, что это что-то такое глубокое, как «веди меня куда-то, держи мою руку, покажи мне путь». Но это только в нашей с вами голове мы интерпретируем. Когда я его спросила, что это, он мне сказал: «Да есть такая классная песня «Веди, веди, веди меня на танцпол», — смеется Наталья.
https://rus.ruptly.tv

Самое интересное

Новости партнеров

ТемыВсе темы